stasmikulski (stasmikulski) wrote,
stasmikulski
stasmikulski

Свежие носки и коньяк



– Неинтересно ты бухаешь, Микульский, – прервав долгую паузу, и сделав укоризненную гримасу в мою сторону, сказал и как бы снова нажал на паузу Безотосный. Наполнил до краев кружку пивом и поставил пустую бутылку под стол, к десятку таких же, собравшихся там стеклянных, пустых и немых свидетелей того, как неинтересно бухает Микульский. Я помолчал. Отпил пива. Еще отпил. Уже пора было задать Безответному вопрос, почему же он думает, что я бухаю вот как-то «не интересно», может быть не так, как все остальные, не так, как положено или не так, как вот он, например, Безотосный. И пусть бы он рассказал мне, как нужно и как именно должно быть интересно.
– А чё? – наконец произнес я, вжав кучу всех этих нужных для вопроса слов в самый короткий вариант.
– Ну вот в который раз к тебе захожу, Микульский, - оживился долгожданному, хотя и слишком короткому вопросу Сашка, - сидишь все время один, бухаешь вот один, тебе разве не скучно?
– Мне никогда не бывает скучно, - голосом гнусавого переводчика из видеофильмов отвечаю я и продолжаю мхатить паузу дальше.
– Ну Микульский! Ну тусу бы какую-нибудь устроил. Ну девчонок бы пригласил.
– А зачем? – хотел было ответить я, но вместо этого:
– А так вооот значит почему «не интересно»! Девчонок, значит, тебе от скуки подавай. Ну вот мне не скучно, Александр, вот такой вот я скучный поэтому! Вот и нет девчонок.
– Ну Микульский! – с той же интонацией, будто бы сейчас начнёт на что-то уговаривать, продолжает компаньон по испитию пива, - Ну ты чё всё время один, ну времени-то уже сколько прошло, год? Два?
– Два!
– Ну Микульский, ну хватит уже грустить!
– Неа, - прерываю я, - я ведь и не грущу ни разу. Мне не скучно! Мне весело! У меня полно работы, я её работаю! И при этом я иногда бухаю по четырнадцать дней в неделю!
– Четырнадцать?
– Че-тыр-над-цать!
– А как это?
– Я ж тебе уже рассказывал, - радуюсь я перемене темы, и собираюсь выдать очень длинный вариант всего одного способа «как бухать четырнадцать дней в неделю».
– А всё, помню, помню! Не рассссссказывай, Микульский! А то щас опять начнёшь!
– А ты что ли торопишься? Сам же ко мне зашел!
– Нет, не тороплюсь. Думал, зайду к Микульскому, попью пивка, у тебя же всегда есть! Хотя я вот тут тоже принёс! Микульский, давай позовём кого-нибудь! Смотри, сколько пива теперь! Давай девчонок позовём!
– Безотосный, тебе надо, ты и зови! Я как-то вот так один бухаю, и не скучно мне, понимаешь, и не надо вот как-то мне компанию разводить! Тебе надо – ты зови себе девчонок. Говори «Алёприветчёделаешь», и так раз десять, потом одиннадцатая-двенадцатая скажет «ничего не делаю», и ты, как настоящий гузбер*, скажешь «Приезжай к нам, у нас тут тусовка, у нас тут весело, только тебя не хватает». Она, канешшна, приедет, вы будете много-много выходить «пойдем покурим», потом потрахаетесь. Может быть. Ну а чё? В туалете, или в гримерке. Тебе-то не впервой. А я тут как раз стал вроде бы просто как домовой, меня и не видно. Как бы я и не заметен уже. Приходишь, бухаешь тут. Да меня-то это не напрягает, Александр. Я не хочу просто сейчас никакую девушку, никакую женщину. Я сейчас просто бухаю! Думаешь, я завидовать буду – вы трахаетесь, а я нет! Я же не хочу! Да и завидовать нечему! И ты простую мужскую пьянку и простые мужские пьяные разговоры сведешь к тому, что начнешь соблазнять любую девку, которая тебе нафиг не нужна!
– Микульский, ну ты как сказал, как сказал! Ну давай всё-таки девчонок позовём!
– Да блин, Безотосный, ни хрена ты не понял из того, что я сказал!
Продолжая пить пиво, собутыльники так надолго зависли в паузе, что она казалась нормальной только для Микульского. Безотосный же начал вылавливать из атмосферы какие-то вселенские доводы, которые он не уловил поначалу, но непременно должен был их поймать прямо сейчас, ибо если не выловит, так и будет бухать неинтересно.
– Слушай, Микульский, ты вот тут гузберов упомянул: «Алёприветчёделаешь», а разве у тебя не было вот так же?
– Александр, ну было конечно, но совсем не так! То есть, я могу позвонить какой-нибудь из знакомых девушек, просто знакомых, сказать что-то примерно похожее на «алёприветчёделаешь», и она, на удивление, приедет. Ну пообщаемся, попьем пива. Ну и всё. И это в лучшем случае, мы просто пообщаемся и попьем пива.
– И всё? А в худшем?
– Да! И всё! А в худшем, девушка приедет, я с ней просто пообщаюсь, попью пива, и после этого её уведёт от моего общения и моего пива - сначала покурить, а потом и более близко пообщаться, а может и всё остальное, какой-нибудь известный нам с тобой гузбер, ну или вот ты, Безотосный!
– Ха! Ну я же не всегда увожу девок от друзей! У меня и свои есть! Я могу позвонить любой своей знакомой девушке! С одного звонка! Не с десяти, с одного! Она тут же приедет, и мы обязательно с ней потрахаемся.
– Ну да, ты такой! И что тебе счас мешает? Вот студия, вот гримерка, вот туалет! Задолбал уже! С первого, так с первого, могу и выйти в магазин, если что, еще пива позьму!
– Микульский, а можно? Ты же ничего, если я здесь? Трахаться очень хочется.
– Да, блин, запросто! Только без групповухи, и не при мне!
– Алё! Привет! Чё делаешь? – слышу я через н-надцать секунд. Безотосный хвалился, что с одного звонка!
Надо сказать, что Александр Безотосный очень харизматичен. Харизма из него прёт. Прёт она из него при присутствии любой женщины. Даже, если сейчас она присутствует на простой телефонной сотовой связи. Если же женщина будет присутствовать рядом, то харизма Безотосного и не спросит своего хозяина ни о чем, будет переть так, что никакими танками не остановить.
– А я тут в студии у друга, - слышу я начавшиеся казаться уже долгими его объяснения с озадаченной девушкой, - нет, не в своей студии, у друга, в фотостудии, нет, не фоткаем, сидим пиво пьем, тут весело, приезжай, только тебя не хватает.
И голос его и фразы поначалу – ну ни разу я не смогу передать, как они звучат, когда он девушку зовёт, действительно, любая приедет. Но... что-то там не срастается. Заканчивается это лишь теми словами, которые я запомнил в конце их разговора и сейчас их пересказываю. Харизма кончилась! Трубка кладётся. Отхлебнув из кружки добрую половину, и оставив злую, Безотосный, смутился - «Ну у неё там... проблемы... ну ссчас...»
– Алё! Привет! Чё делаешь? – слышу я через две секунды. Харизма прёт! Ну а я, я уже показушно ему улыбаюсь, предвкушая, что пари, если бы было пари, я бы выиграл!
И в этот раз ничего! Вежливый отказ, ничего такого! А я улыбаюсь! Нет, не смеюсь, мне не смешно, я улыбаюсь!
– Ну давай уж! Третий раз обязательно!
Я мхатю свои паузы, и мне прикольно! Сто двадцать две секунды. Харизма Безотосного уже не прёт!
– Алё! Привет! Чё делаешь? – начинает третью попытку наш харизматичный, и это был самый длинный разговор! Хотя после реплик, пауз и сдавшейся в бою неизвестно с кем его харизмы, вдруг погрустневший Александр Безотосный, сказал что-то такое нефилософское, что-то такое неуважительное про женщин вообще, что-то такое про ситуацию в частности, что мне даже не хочется это пересказывать. И вдруг добавил:
– Ну Микульский! Ну это случайность!
– Случайность? – и тут меня зацепило, – Случайность, это когда ты звонишь девушке, приглашаешь её приехать, а она говорит в ответ: «Ой! Я не знаю, может приеду, может не приеду». Вот это случайность.
Слово за слово о девушках, о теории вероятности, и пиво все еще пьется туда, куда оно и собиралось питься. Философия бытия бытуется уже не совсем по-философски. И приходим к выводу, что я сейчас покажу Безотосному, что такое теория вероятности в отношении девушек. Я говорю, допивая кружку, и наполняя ее тут же новым содержимым, что теория вероятности девушек вовсе не такова, как вы, безотосные и всякие гузбера себе это представляете. Не нужно говорить «алёприветчёделаешь», нужно говорить «Здравствуй, я хочу тебя увидеть», а дальше никаких сценариев.
– Звони, Микульский!
– Кому? У меня же нету таких, как у вас «алёприветчёделаешь»!
– Звони по списку контактов!
– По алфавиту?
– По алавиту!
– Но я же не могу «алёприветчёделаешь». Я же знаю, что бы я ни сказал, она ответит: «ой, ну я не знаю, может приеду, может нет».
Вот блин, угораздило. Но слово за слово. Звоню. Вместо «алёприветчёделаешь» говорю что-то другое, но по смыслу наверное то же самое, потом слышу «ой, ну я не знаю, может приеду, может нет». И так десять раз. Мы ведь не спорили. Я никогда не спорю. Я просто сказал – «Десять раз. Максимум».
– Вот смотри, Александр. Я позвонил десять раз. Все они сказали – может быть приеду, а может и не приеду. И мне пофиг. А тебе сказали «нет», и ты удручён. И зачем вот это всё?
Мхатовская пауза прервалась звонком от одной из тех, кому звонил я: «Микульский, я сейчас к вам приеду, но не одна, можно я с подружкой?»
Через минуту еще один очень похожий звонок от другой девушки.
– Вот, Александр! Вот они сейчас приедут, и что ты будешь с ними делать?
– Приедут? Точно?
– Да нет, ни хрена не точно! Приедут, не приедут, я не знаю. Это же не те твои девушки, которые мчатся к тебе с одного звонка. Я их и не знаю даже. Я позвонил и пригласил в студию. А дальше, как получится. Как у тебя получится. Потому что я и не собирался. Да я уже и не в состоянии, чтобы что-то там получалось.
– Микульский, давай тогда еще пива возьмём.
– А думаешь, вот этого не хватит?
– Ну а вдруг!
– Хорошо, тогда возьмем еще коньяку и свежие носки, - говорю я.
– А носки зачем?
– Нууууу, Александр! Сейчас девушки приедут, а у тебя носки дырявые!
– Ах! Да. И как это ты заметил? А где-то разве в это время – в пол-девятого вечера можно купить носки?
– Можно. Только места надо знать. Идём.
– А коньяк на струя, Микульский?
– Коньяк для меня. Спать буду крепче.
И мы купили еще много пива. И конечно купили коньяк. И отдельно зашли в другой магазин и купили носки. Все места вокруг нашей студии, где можно купить пиво, коньяк и новые носки обязательно надо знать. Особенно те места, где в пол-девятого вечера можно купить носки. Новые носки для Безотосного, по моему мнению, были вовсе не нужны, ведь у него харизма! Он и в дырявых любую соблазнит. Носки не для спортивного интереса. А просто для того, чтобы бухать стало интересно. Вот носки новые. Вот пиво. Вот девушки. Может быть, они бы и не заметили его дырявого носка. Всего один носок дырявый, не два, не оба, не каждый, всего один. Да и не весь дырявый-то. Так уж, едва заметная, начавшаяся примерно после полудня пробиваться на свет совсем небольшая дырочка на большом пальце. Я и заметил-то совершенно случайно.
– Возьму я и себе тоже свежие носки, - говорю я уже в магазине.
– А тебе-то зачем?
– Я вот эти уже дня три не стирал и не менял. Вот бывает в жизни у мужчины ситуация, когда проще не постирать носки, а купить новые.
Через час, не меньше, приезжают две девушки. Безотосный воодушевляется, харизма его его даже не спрашивает, она впереди планеты всей. Я пью пиво, и потихонечку начинаю запивать его коньяком. Всеми пересказами не пересказать, как Безотосный ведет себя с женщинами. Поручик Ржевский в нем конечно же есть, но он убивается им же самим в себе моментально при появлении женщин. При женщинах Безотосный даже и не сказать, что мачо. Вроде бы все тот же, кого я знаю и так, но как преображается. Интеллигент. Джентельмен. Казанова. Ни одного матерного слова. Все слова, существительные, глаголы, подлежащие и сказуемые вместе с прилагательными и деепричастными оборотами, которые он произносит в присутствии женщин, можно сразу записывать не только в диктофон, но и в учебники.
– Алё, Микульский, я сейчас приеду, но не одна, я с подружкой. Мы уже едем, – почти слово в слово как и два предыдущих раздаётся и третий звонок. А потом и четвертый.
Через некоторое время в студии я бухаю уже очень очень очень очень очень очень очень очень интересно. Потому что восемь девушек, я и Безотосный. И каково это сейчас ему, как он будет выбирать? Мне, может быть, и могла понравиться какая-нибудь из них, но я же не пью водку! Да и как-то они не впечатляют. Приехали, будто бы им не я, а гузбер позвонил со своим стандартным «алёприветчёделаешь». А я не такой. Я не гузбер. Не умею я так, да и не хочу.
– Микульский, а ничё, что я твоих девушек буду соблазнять, - напрямую спрашивает Безответный шёпотом, уловив момент между своими перекурами.
– Да ничё, ведь они же не мои девушки.
В этом коротком рассказе быстро всё рассказывается и пиво пьётся, и коньяк коньячится, и новые носки носятся, и, конечно, и мат матерится. Однако где-то возле этой истории есть какая-то параллельная другая история. Поэтому позвольте, читатель, представить именно ту картину, которая увиделась тогда Микульскому, который внезапно и случайно заподозрил, что когда-нибудь по этой истории, лет через семь, напишет короткий рассказ. Вот он. Ну а что я мог ответить? Ну не мои они девушки. Это точно. И тогда они были не мои, и всегда. И что вот так запросто они могут приехать ко мне в студию на «алеприветчёделаешь» я и не предполагал даже, да и не думал об этом.
Пиво за пиво, слово за слово, девушки стали понемногу уходить по домам, ну что им тут делать-то действительно в такой компании? Восемь девок, почти незнакомых между собой. Ловить им тут было нечего, как сказал кто-то, кому я рассказывал потом эту историю. Вот они и ушли. Но одна осталась. Я же, уже пьянющий в никуда, после пива с коньяком, говорю ей «Наташа, иди домой!» А она не идет. Значит, вот с ней и предстоит Безотосному дожить до утра.
– Ну вот вам тогда диван, а я в гримерку спать! – говорю я и отваливаюсь.
Прошла ночь. Утром, проснувшись, я увидел возле дивана две полных до краёв кружки пива, и дрыхнущих в одежде и без одеяла и даже не обнимку Сашку и Наташку. Не ушла домой! Но, наверное, и не!
– Сон алкоголика крепок, но краток! Время уже девять! Вставайте уже! Если ночью ничего не успели, то сейчас уже и не надо начинать.
– Ну Микульский, дай поспать! – слышу в ответ. Ну что еще можно было услышать от Безотосного?
– Ой, я же на работу опоздала, - говорит Наташа, моментально просыпается, очень быстро собирается и уходит. Даже чаю не попила.
– Ну что, Безотосный, неинтерсно же я бухаю? Вот ты интересно! Восемь девок, а секса небось и не было?
– Ну Микульский. Ну чё ты. Ну не было. Я уж думал, Наташка мне даст. Уж совсем уже собрались, налили по кружке пива, да и уснули, блин, почти сразу.
– Ну вот, Безотосный. Теперь у тебя будет новая примета: если перед встречей с девушкой ты купил новые носки, то секса точно не будет!


_______________________________________________________________________
* Гузбер (ударение на первый слог) - музыкант, рок-н-ролльщик, участник групппы «Goosberry Fool», или человек похожий по настроению и поведению на такового.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments